Хочет ли Китай купить Россию? Эксперт — о реальных планах Поднебесной

В сентябре президент поручил правительству провести на Дальнем Востоке инвентаризацию неиспользуемых сельхозземель, чтобы передать их в аренду азиатским инвесторам. Китай — первый в очереди. Не опасно ли распахивать перед ним двери?

Shutterstock.com

Поднебесная угроза

«Мы пустили козла в огород», — так написала жительница Иркутской области Юлия Иванец, осенью 2017 г. разместившая в интернете петицию против продажи китайцам участков на побережье Байкала. На земле, приобретенной под частные дома в поселке Листвянка, граждане Поднебесной тихой сапой стали строить мини-гостиницы. За прошедший год эта петиция, адресованная руководителям России, собрала 110 тыс. подписей. Против главы листвянского муниципалитета, закрывшего глаза на самострой, возбуждено уголовное дело. Иркутский районный суд занялся рассмотрением исков о признании строительства незаконным. Однако нужно сказать, что продажа земли под жилье иностранцам на Байкале не запрещена. И китайцы не исключение.

«Ходячая энциклопедия». В чём гиды на Байкале уступают коллегам из Китая?

Скандалы сопровождают и сооружение целлюлозно-бумажного комбината в поселке Амазар Забайкальского края. ЦБК обещает дать 3000 рабочих мест и 4 млрд руб. налогов в российские бюджеты разного уровня. Китайские инвесторы финансируют его на 100% и даже предлагают за свой счет построить мост через Амур, чтобы было удобнее торговать. Но сначала появились вопросы к экологической экспертизе проекта. Затем выяснилось, что подходящего леса в окрестностях мало, и появилась идея сдать китайцам в аренду угодья на севере края. В ответ запротестовали тамошние эвенки. Забайкальские власти план похоронили, но радостного предвкушения ввода ЦБК в строй в крае не чувствуется.

На юге Дальнего Востока китайцы уже больше 25 лет выращивают овощи и сою. И каждый новый проект по передаче партнерам из-за Амура сельхозземель по-прежнему вызывает массу тревог. Мигом вспоминаются случаи, когда китайские арендаторы отравляли землю химикатами и демпинговали, тесня местных фермеров. Но большая часть дальневосточных земель не используется, и если аренда не на год, как бывало, а на 49 лет, то ни один нормальный арендатор не будет выжимать из своих угодий последнее. В Агентстве Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта подсчитали: иностранцы могли бы арендовать до 1 млн га земель. Половина может достаться инвесторам из Китая, половина — из Японии, Южной Кореи и других стран.


Тень жёлтого монстра. Должен ли российский Дальний Восток бояться Китая?

Подробнее

Куда рвутся китайцы

О том, действительно ли «китайцы скупают Россию», «АиФ» решил поговорить с руководителем Центра социально-экономических исследований Китая Института Дальнего Востока РАН Андреем Островским.

Алексей Макурин, «АиФ»: Андрей Владимирович, что вас в спорах вокруг Китая тревожит больше всего?

Андрей Островский: Возмущают действия местных властей, которые заключают невыгодные контракты и потворствуют нарушениям. И шокируют политики, которые рассказывают про Китай небылицы. Я однажды был в Госдуме на дискуссии о приграничном сотрудничестве с КНР. И на вопрос о том, почему так долго не строится мост через Амур под Благовещенском, услышал, что этого категорически делать нельзя. Мол, тогда китайцы дружно побегут по мосту на наш берег.

Демографический взрыв или мистификация? Сколько на самом деле китайцев

— Но с нашей стороны границы живут 5 млн человек, с другой — 90 млн. Не отсюда ли все опасения?

— Все территориальные споры между КНР и РФ давно закрыты. Если иногда звучат к нашей стране претензии, то только от интеллигенции. А простые китайцы совсем не горят желанием переселяться в Россию или в массовом порядке ехать на заработки. У нас для них непривычно холодно, а платят слишком мало. В 2017 г. средняя зарплата в России была 39 тыс. руб., а в КНР в пересчете на российские деньги — уже 43 тыс. руб. Поэтому даже из малоразвитых северо-восточных провинций большинство жителей отправляются работать не за Амур, а, как правило, в провинцию Шаньдун по традиционному с середины XIX века миграционному маршруту.

На всей нашей территории постоянно находятся не больше 200 тыс. китайцев. По этому показателю КНР во второй десятке стран, чьи граждане приезжают в Россию работать или туристами. Даже в Амурской области и Забайкальском крае вы не встретите китайцев на каждом шагу. Охотнее всего они едут в Москву и Петербург: туда, где больше бизнес-возможностей.

Правда — в другом. Китаю не хватает своих пахотных земель, чтобы накормить огромное население. Поэтому он создает агропредприятия за рубежом, причем не только в России, но и, например, в Африке и Центральной Азии. У Китая мало лесных угодий. Поэтому он запретил вырубку леса на своей территории и ориентируется на импорт. Быстрорастущей китайской экономике необходимо все больше сырья, которым богата Россия, а нам нужны инвестиции, чтобы эти богатства освоить.


Оливье в соевом соусе. Сможем ли мы накормить Китай и заработать миллиарды?

Подробнее

Что теряет наша экономика

— Чем опасны антикитайские стереотипы?

— Упущенными возможностями в развитии Дальнего Востока и повышении конкурентоспособности всей экономики. Западные китаеведы немало постарались в нагнетании страхов о китайской угрозе, чтобы не допустить укрепления экономического союза между РФ и КНР. А ориентированным на Запад российским элитам проекты на восточном направлении долгое время были просто неинтересны. Межправительственное соглашение о мосте через Амур в районе Благовещенска было подписано в 1994 г., а само строительство началось только в 2016 г. Мост в Еврейской автономной области тоже никак не достроят: не хватает денег на последний пролет ближе к российскому берегу. Нет до сих пор и решения о пограничных мостах в Забайкалье и в Приморском крае.

А раз нет нормальной транспортной инфраструктуры, то нет должного уровня взаимной торговли. Сравните: российско-китайский внешнеторговый оборот в прошлом году 84,3 млрд долл. в год, а торговля КНР и Вьетнама оценивается в 140 млрд долл. При этом вьетнамская экономика меньше российской, и территориальные споры — из-за островов в Южно-Китайском море с нефтеносным шельфом — между этими соседними странами не мифические, а настоящие.

Нажмите для увеличения

— Тем не менее Китай стал лидером по количеству новых проектов, которые были начаты иностранцами в России в прошлом году. Их, по подсчетам компании EY, 42. А общий объем китайских инвестиций, накопленных на Дальнем Востоке, достиг 3 млрд долл.

— Но это мизер! Только за прошлый год Китай выбросил за рубеж 120 млрд долл. прямых инвестиций. А в России заметные проекты с его участием можно пересчитать по пальцам: автозавод в Тульской области, завод по производству сжиженного газа на Ямале… Вложения идут главным образом в развитие оптовой торговли, строительство офисных центров, жилья, отелей. И очень часто инвестиции остаются на бумаге: невыгодно или рискованно. Китайцы боятся: они начали создавать предприятие, но тут в регион пришел новый губернатор — и разрешение на строительство отозвал, апеллируя, например, к тем же народным протестам.

С именем Мао. Чему китайцы учатся у нас, а чему нам стоит поучиться у них?

— Когда Россия попала под санкции и денежный поток с Запада начал пересыхать, было немало надежд на китайские кредиты. Почему они не сбылись?

— Большая часть торговли и инвестиций осуществляется в долларах через американские банки. И США в любой момент могут затормозить сделку, в которой они не заинтересованы. Выход — это увеличивать долю расчетов в рублях и юанях. Сейчас правительства наших стран много об этом говорят. Но времени упущено еще больше. Я знаю один банк в Благовещенске, который в начале 2000-х годов совместно с банком из Харбина создал систему, позволяющую местным предпринимателям торговать в национальных валютах. Но в 2005 г. это сотрудничество почему-то закончилось.

Дружба дружбой…

— Не попадем ли мы в зависимость от юаня так же, как сегодня — от доллара?

— Это зависит от того, какие цели мы будем преследовать, укрепляя союз с Китаем: гнать на Восток больше сырья или развивать совместные промышленные и высокотехнологичные проекты. Равноправие возможно только во втором случае. Пример — работа над созданием дальнемагистрального широкофюзеляжного самолета, которая сейчас ведется.


Новые ниши. Санкции США открывают новые горизонты для торговли России и КНР

Подробнее

— И все же, когда имеешь дело со страной, где живет 1,4 млрд человек, важно быть начеку. Как почувствовать реальные риски?

— Искренне и глубоко интересоваться Китаем. Но пока китайцы больше интересуются нами, чем мы ими. Наш институт однажды проводил совместно с Забайкальским университетом исследование об отношении русских к китайцам и китайцев к русским. И оказалось, что большинство забайкальцев совсем не знают китайского, а многие респонденты из приграничной провинции КНР могли сказать по-русски хотя бы несколько слов. Наши переводчики тоже уступают по профессионализму коллегам из соседней страны. Многих ли китайских писателей мы знаем? Много ли российских туристов видели в Китае что-то, кроме рынков? Риторические вопросы. А китайцы читают Достоевского, экранизируют «А зори здесь тихие», и в самолетах на рейсах между Пекином и Москвой девять десятых пассажиров — китайцы.

Источник

Recommended For You

About the Author: Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *