Гоша Куценко: «Я впервые отобрал роль у Сергея Безрукова»

«На рубеже нужно или отступать, или идти в атаку. Поэтому мы атакуем!» — говорит в интервью «АиФ» знаменитый актер.

«Наша картина – это лёгкое комедийное приключение». © /

Кадр из фильма

Валентина Оберемко, «АиФ»: — Гоша, вы сыграли в фильме «Заповедник» по мотивам произведения Сергея Довлатова, но там есть отсыл и к Александру Пушкину. Как вам кажется, для современного молодого поколения эти отсылы что-то значат?

Гоша Куценко: — В «Заповеднике» я играю фотографа, массовика-затейника, переодевшегося в Александра Пушкина. В этом смысле я отобрал роль у Сергея Безрукова, потому что впервые в картине, где присутствовал Пушкин, его сыграл не Сергей. В общем, это было прекрасное комедийное приключение.

Что касается отсылов — в прокате и проверим. Конечно, в этой картине есть легкая миссионерская задача: мы бы хотели привлечь молодежь, поговорить с ними не только о Пушкине, но и о Довлатове. И если после просмотра этого фильма кто-нибудь откроет довлатовский «Заповедник», прочтет его — это будет наша заслуга.

— Сегодня часто говорят, что наше кино стало проще, темы — легче, чтобы зритель не особо заморачивался. Вы с этим согласитесь?

— В театре есть понятие, которое часто используется в комедии — упрощение жанра. Сейчас везде идет это упрощение, а на самом деле — падение жанра. К сожалению, мы, среднее и молодое поколение, воспитаны не на хороших американских фильмах, которые сейчас наполняют кинозалы, а на фильмах категории «Б». Наш зритель привык к ним и хочет видеть на экране что-то подобное и от наших режиссеров.

Но тут всегда есть два пути. Кто-то может снимать авторское кино. Оно, как правило, финансово не успешно, зато ты чист перед искусством. Коммерческое же кино делается в угоду зрителю. За редким исключением возможен компромисс. Вот я стремлюсь к такому компромиссу. К примеру, сериал «Ольга», в котором я снимаюсь, — это тот самый компромисс. Это самый популярный сериал в стране. Знаете, почему? Потому что герои его живут так, как живет вся наша страна. Ольга, она как Россия, мужественная и одинока.

Еще в одном сериале я поработал, называется он «Домашний арест». Это такая взорвавшаяся бомба, которая пролетела над всей страной. Беспощадная, смелая сатира, новый Салтыков-Щедрин в исполнении Семена Слепакова и Пети Буслова. Ситуация, которая показана в этой картине, возможна в любом нашем регионе. Вообще, мне нравится, что сегодня у нас правдой запахло.

А сам я спродюсировал картину «Балканский рубеж» о событиях в 1999 году в Косово. Когда я посмотрел первую сборку, честно скажу, мне стало немножко не по себе. Я испугался, какой пласт правды, страданий, судеб человеческих мы затронули. Мои партнеры по фильму, увидев мое смятение, сказали: «Давай, соберись! Мы же сами это придумали, сами решили рассказать людям об этом!» А ведь когда правда проникает на экран, она трижды усиливается.

— Может, действительно нашим режиссерам нужно снимать такую правду, а не идти постоянно на поводу у зрителей?

— Всегда существовало разное кино. Люди же в разном настроении, состоянии, физическом и, духовном, приходят в кинотеатр. Кто-то идёт просто отдохнуть. Так зачем его лишать этого удовольствия? Во времена, когда в стране рулило политбюро, люди в костюмах считали, что они лучше знают, что нужно народу. Теперь народу предлагают все подряд: «Иди, посмотри! Не нравится — встань, уйди». Да, ты оставил свои деньги, но это твоя проблема. Ты экспериментируешь, выбираешь, что больше по сердцу. Я, к примеру, очень часто ухожу с показов, иногда только с третьего раза остаюсь в зале.

Сегодня все решает зритель, поэтому кино становится честной территорией. Хотя, конечно, российский кинематограф все еще отстает. У нас, к сожалению, меньше финансовых возможностей. Наше соревнование за зрителя с Голливудом можно сравнить с серьезными автомобильными гонками, где ты приезжаешь к старту на УАЗике, а рядом с тобой стоит греет двигатель «Феррари». Но тебе просто кровь из носа нужно попытаться виртуозно проехать и этим привлечь внимание зрителей к себе.

«Заповедник». Кадр из фильма

— То есть вся проблема в деньгах?

— И в деньгах тоже. Иногда, правда, они попадают в руки неумных людей, которые упиваются своей глупостью за эти деньги. Не хотелось бы оказаться в их числе. Но, мне кажется, наш кинематограф постепенно все-таки начинает работать по существующим во всем мире законам большого коммерческого кино. Посмотрите, мы разведали золотую жилу — спортивную тему. Почему не сделали это 15, 10 лет назад? Тогда не сработала голова продюсера в эту сторону, потому что все были настроены делать только то, на чем можно точно заработать. А как только образовалась волна спортивного жанра, мы благодаря ему вспомнили, что мы великая держава.

«Актёр, который сыграл всё». Безруков о мифах и разговоре с президентом

Я же взялся за «Балканский рубеж», потому что мне не хватало фильмов именно на эту тему. Я сам когда-то служил в армии, знал много военных людей, и для меня было странно, что мы отложили в сторону героические темы не о реальных людях, которые еще живы, которые прошли лихие 1990-е, но не разменяли свою жизнь на чиновничьи кресла, не наворовали денег, а остались людьми, верными своей Отчизне. Я знаю таких людей, я с ними общался не раз! Я с ними разговаривал и понимал, что они никому не нужны! Со своей историей, с правдой, со своим праведным путём. Именно поэтому я взялся за эту картину и потерял на ней 4 года жизни. Поэтому я вам говорю, что мне страшно за ее честность, за не политкорректность, за мужественность. Она отвечает своему названию, это именно рубеж. А когда ты на рубеже, нужно или отступать, или идти в атаку. Поэтому этой картиной мы атакуем.

Источник

Recommended For You

About the Author: Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *