Неуловимые танкисты. Плюсы и минусы картины «Т-34»

Фраза «Когда он в танке, то он непобедим», давно ставшая частью уличного фольклора, была бы отличным слоганом к похождениям героев «Т-34».

«Т-34». © /

Кадр из фильма

В 2018 году отечественный кинематограф предпринял сразу несколько попыток рассказать героическую историю о танкистах. На фоне фильмов «Танки» и «Несокрушимый», изрядно потоптавшихся на биографиях выдающегося конструктора Михаила Кошкина и Героя Советского Союза Семена Коновалова, картина «Т-34» смотрится выигрышно. Хотя бы потому, что авторы не стали привязывать ее к конкретным историческим событиям, а, стало быть, их допущения выглядят не столь вопиющими.

«Жаворонок»

Красивая картинка, словно взятая из хорошей компьютерной игры, является главным достижением фильма. Если рассматривать «Т-34» как боевик без претензий на военную драму, то эту картину, наверное, можно даже назвать хорошей. Но от сравнений все-таки не уйти, ибо сюжет фильма режиссера Алексея Сидорова повторяет сюжет картины Никиты Курихина и Леонида Менакера «Жаворонок», снятой в 1964 году.

В основе обоих фильмов — легенда о пленных советских танкистах, совершающих дерзкий побег с немецкого полигона в глубоком тылу. Эта легенда много лет ходила по Германии, а в начале 1960-х о ней писали советские СМИ. Увы, никакого подтверждения данных событий журналистам найти не удалось.

Сценарий «Жаворонка» создавали два литератора, прошедших войну — Михаил Дудин и Сергей Орлов. Орлов, к слову, был танкистом, горел в своей боевой машине, и следы от этих ожогов остались у него на лице на всю жизнь. «Жаворонок» — это военная драма об измученных неволей людях, вырывающихся в июне 1942 года на свободу в Германии и выступающих в качестве предвестника того возмездия, которое неизбежно настигнет сытых бюргеров, чьи сыновья и отцы принесли боль и страдания на советскую землю. В «Жаворонке» нет хэппи-энда — всем его героям суждено погибнуть. И картина 1964 года действительно берет за душу.

«Когда он в танке, то он непобедим»

Фильм Алексея Сидорова, автора незабвенной «Бригады», а также «Боя с тенью» — это боевик, представляющий собой смесь «Бесславных ублюдков», «Неуловимых мстителей» и второй части «Рэмбо». Фраза «Когда он в танке, то он непобедим», давно ставшая частью уличного фольклора, была бы отличным слоганом к похождениям героев «Т-34». Если бы еще сценаристы не оставляли в сюжете бросающиеся в глаза «дыры», способные испортить даже боевик, не претендующий на историческую точность.

С чего вдруг, скажите, главный герой, больше двух лет под пытками не раскрывающий гитлеровцам свое имя, вдруг ломается, когда немец хочет застрелить девушку, служащую в концлагере переводчицей? В глазах непреклонного советского офицера девушка — самая настоящая коллаборационистка, ставшая прислужницей нацистских палачей. Откуда у танкиста вдруг должно было проснуться к ней сочувствие?

Но это цветочки. Ягодки начинаются, когда необходимо объяснить появление у пленных советских танкистов снарядов, необходимых для сражения с немцами. Автор сценария допустил, что лучший способ решить проблему — объявить фашистов непроходимыми тупицами. Именно поэтому они, захватив советский танк где-то на территории Белоруссии или Украины, транспортируют его в Германию, даже не подумав изучить его содержимое. Допустим, тела убитых советских танкистов их не волнуют. А как насчет возможной детонации боекомплекта, оставшегося в «тридцатьчетверке»? Немцы об этом не думают, немцы — дураки.


Александр Петров: если уж снимать про танки, то нужно делать это с размахом

Подробнее

Девочки, что с вами не так?

Дураками они по сюжету будут становиться и дальше. Вот, например, мы видим, как в погоню за сбежавшим танком отправляются не только немецких танки, но и пехота, в том числе и служебные собаки. А вот главный герой приказывает возлюбленной уходить лесом. Казалось бы, сейчас по ее следу пойдут разъяренные немецкие овчарки, но… Ни собак, ни пехоты. Как появились, так и исчезли, дабы не мешать сражениям танков на узких улицах полностью вымершего немецкого города.

Еще одна беда в отечественных военных картинах последнего времени – это женщины. Ирина Старшенбаум, играющая возлюбленную главного героя в «Т-34», напомнила Марию Кожевникову, сыгравшую возлюбленную главного героя в «Собиборе». И та, и другая играют узниц концлагерей. Но при этом девушки своим цветом лица и выражением глаз тянут разве что на секретарш московского офиса средней руки, ставших жертвами сексуальных амбиций своего немолодого шефа. Наверное, умение убедить зрителя в реальности собственных переживаний и называется актерским мастерством. У госпожи Старшенбаум это получилось чуть лучше, чем у госпожи Кожевниковой, но вообще-то и той и другой Станиславский точно бы прокричал свое сакраментальное «Не верю!» Не сочтите за грубость, но с такой холеной внешностью можно убедительно играть лишь «узниц» пятизвездочного курорта, а никак не жертв войны.

Ирина Старшенбаум в фильме «Т-34». Кадр из фильма

Опыты с «боевой магией», или Снова о «божественном паучке»

Плюсом «Т-34» можно было бы назвать уход от идеологических клише, если бы не одно «но». Присутствие в числе создателей фильма студии Никиты Михалкова «Тритэ» породило очередное проявление того, что уже, наверное, можно определить как «православную боевую магию». В кульминационный момент картины один из членов экипажа, бросив свои боевые обязанности, обнимается с блюдом, прихваченном в немецком городке. На блюде изображено нечто, что, по всей видимости, должно символизировать икону. Танкист начинает усердно молиться, отчего фашистские снаряды начинаю рикошетить в нужную героям сторону.

Да, в рядах Красной Армии было немало верующих. Да, некоторые герои войны после ее окончания нашли себя в служении Богу. Но если бы некий боец в разгар сражения вместо своих прямых обязанностей ударился бы в молитвы, то обрел бы он не помощь высших сил, а смачную оплеуху от командира или пинок от товарищей по оружию. Потому что на поле брани принято сражаться, а не впадать в религиозный экстаз. И это не только атеистической Красной Армии касается – желающие могут почитать о случаях из русской истории, когда перед лицом врага монахи становились воинами, беря в руки оружие, а не иконы. Нам же в очередной раз пытаются скормить «божественного паучка», сокрушающего вражеские цитадели.

Главное дело конструктора Кошкина. Танк Т-34 стоил жизни его создателю

Если современная концепция армии предполагает строительство десантируемых храмов, то это дело командования. Но Великую Отечественную войну выиграла армия, где ведущую идеологическую роль выполняли не полковые священники, а комиссары и политруки, поднимавшие части в бой с криком: «Коммунисты, вперед!». Если кому-то с позиций сегодняшнего дня это категорически не нравится, это не проблемы тех, кто погиб в бою с партбилетом на груди.

Не требуйте от них многого

Требовать от «Т-34» исторической достоверности также бессмысленно, как требовать ее от «Бесславных ублюдков».  Тем более, что эта картина, в отличие от многих других современных фильмов о войне, не ставит перед собой задачу плюнуть кому-то в лицо. Уже за это создателям огромное спасибо.

Источник

Recommended For You

About the Author: Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *