Гитара как спасательный круг. Сергей Никитин — физик, ставший лириком

Песню про ежика резинового, который «шел и посвистывал дырочкой в правом боку» под мягкий гитарный перебор пели у костра, в стройотрядах, часто не зная имени автора, который переложил на музыку эти стихи. А это был дуэт Сергея и Татьяны Никитиных.

Сергей Никитин. © /

Григорий Сысоев

/ РИА Новости

Его песни по популярности в советское время соперничали с сочинениями таких мэтров, как Пахмутова и Добронравов.

Сергей Никитин родился 8 марта 1944 года в Москве, в семье военных.

Учился в одной из самых крутых столичных спецшкол. Поступил на физический факультет МГУ им. Ломоносова, после его окончания в 1968 году продолжил научную карьеру, работал в Институте органической химии АН СССР и в Институте биологической физики АН СССР.

И где же песни? Здесь же одна и сплошная наука! А песни Никитин начал исполнять в агитационной бригаде физфака. Первую — «В дороге» — написал в конце 1962 года. А потом еще и основал квартет Физфака МГУ — был и музыкантом, и композитором. А поэтами выступали однокашники Никитина МГУ Сергей Крылов, Валерий Миляев, Геннадий Иванов. Словом, спор между физиками и лириками завершился полнейшим консенсусом.

Со временем квартет физиков превратился в квинтет физиков, просуществовавший в 1968 по 1977 годы. В коллективе пела Татьяна Хашимовна Садыкова, на которой Никитин вскоре женился. Так появился на свет дуэт знаменитый семейный дуэт Татьяны и Сергея Никитиных.

Как хорошо вы помните «Иронию судьбы, или С легким паром»?

Взлёт карьеры Никитина выпал на 1970-80 годы. Он был известен не только в СССР, но и сотрудничал со знаменитым французским музыкантом и дирижёром Полем Мориа. Мориа записал инструментальную версию песни Виктора Берковского и Сергея Никитина «Под музыку Вивальди», включенную в диск «Dans les Yeux d’Émilie».

После написания композиций для знаменитых картин «Ирония судьбы, или с легким паром», «Покровские ворота», «Москва слезам не верит» Никитиных знала уже вся страна.

Попал в кино Никитин волей случая — они с женой участвовали в одном из конкурсов, их выделил из многих член жюри Микаэль Таривердиев. В 1975 году от него поступило предложение написать песни для «Иронии судьбы». Сергей Яковлевич там поёт вместо Андрея Мягкова. Но все лавры достались Мягкову.

«Да, обидно, а что делать? — говорил Никитин в одном интервью. — В фильме, как мне кажется, Мягкову удалось мне отомстить. Когда он берет в руки гитару, он хватается за нее, как за спасательный круг. И говорит: „Я сейчас вам спою. Правда, я пою не очень хорошо“, — видимо, говоря это, он имел меня».

Песни другие, женщина та же. К юбилею «фильма-бенефиса» Аллы Пугачевой

Алла Пугачева в «Иронии» пела вместо Барбары Брыльской. «Я показывал „Я спросил у ясеня“, пришла Алла Пугачева и говорит: „Ой, какие ему песни дал“. Если я доходил до результата с четвертого дубля, то там доходило до 40 дублей», — рассказывал Никтитин.

К сожалению для исполнителей Никитина и Пугачёвой, их имена в титрах не значатся.

Огромную известность Никитин-композитор получил после фильма Владимира Меньшова «Москва слезам не верит». Для легендарной киноленты он создал композицию «Александра», ставшую негласным гимном Москвы. В 1987-97 годах Сергей Яковлевич руководил музыкальной частью в знаменитой Табакерке.

Его никогда не расстраивало, что половина его песен проходят с пометкой «детские» — про большой секрет для маленькой компании или про того же ежика. Ведь и Юнна Мориц про этого свистящего ежика написала от безнадеги — ее наказали власти за стихотворение памяти расстрелянного в эпоху репрессий грузинского поэта Тициана Табидзе, перекрыли все возможности печататься. «Я не стала посыпать себе голову пеплом и пустилась свистеть ежиком с дырочкой в правом боку», — вспоминала она. А после того, как эти стихи Никитин переложил на музыку, засвистели миллионы любителей бардовской песни.

Когда Никитина спрашивают о том, что будет с авторской песней дальше, он говорит: «Циферки меняются, а жизнь идет, и она подчинена не циферкам, а своей внутренней логике. Единственное, что я могу сказать, что авторская песня — это уже жанр искусства, процесс этот необратим. Она нашла свое место обитания — камерные залы. В Москве работают сейчас несколько бард-кафе».

Олег Митяев: «Никто сказать не может, куда идём и что строим»

Исполнять свои песни Никитину, по его признанию, в таких заведениях нравится благодаря тому, что там можно экспериментировать. К тому же Никитин очень любит тесный контакт с публикой. «А будет ли это рестораном, кабаком или местом духовного общения — это все зависит от тебя самого», — в интервью сказал Никитин. К тому же на его выступлениях настолько воспитанная публика, что во время песен не жует и вилками не стучит.

Говоря о своих коллегах, Никитин выделяет Олега Митяева: «Он стал модным и высокооплачиваемым. „Опопсел“ настолько, что уже не имеет отношения к этому жанру искусства».

Источник

Recommended For You

About the Author: Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *