Круговая порука. Почему наша элита зарабатывает здесь, а хранит деньги там?

Арест экс-министра Михаи­ла Абызова породил в обществе целую дискуссию о поведении нашей элиты.

Shutterstock.com

Многие обратили внимание не столько на детали махинаций с активами, сколько на то, что у чиновника такого уровня дети и жёны (бывшая и нынешняя) живут в Британии, США и Италии, имеется вилла в Тоскане, а в деле замешаны офшорные компании. Почему российская элита зарабатывает здесь, а хранит деньги  там, «АиФ» обсудил с бывшим сотрудником администрации президента, генеральным директором Института регио­нальных проблем Дмитрием Журавлёвым.

Абызов: один из многих

Екатерина Барова, «АиФ»: Абызов и его обширные заграничные интересы – это исключение или норма?

Дмитрий Журавлёв: Про всех не скажу, но многим это действительно свойст­венно. Наша элита не сейчас и не десятилетие назад, а почти 30 лет назад решила, что любые вложения внутри России очень рискованны. И, наверное, в 90-м году так оно и было. Тогда деньги в банке на Кипре были гораздо лучше защищены, чем деньги, вложенные на родине. Ситуация с тех пор сильно изменилась, но психология нашего элитария осталась прежней. И с этим уже ничего не поделать. Даже судьба Дерипаски, которого западные товарищи фактически обобрали, никого ничему не научила.

Закрыли «открытого». Кто такой Абызов и за что его задержали?

– Почему мы обычно узнаём о наличии счетов и активов за границей у чиновника только после того, как его арестуют? А когда он только назначается или выбирается на пост, это никого не волнует?

– В основном на таком уровне всё про всех известно. И были случаи, когда человек шёл устраиваться, а ему говорили: 20 лет назад вы учились за границей и у вас был счёт в банке, поэтому шли бы вы отсюда. На госслужбе, напомню, иметь счета за границей запрещено по закону. Правда, с избираемыми чиновниками сложнее – это же воля народа, которому никто про офшорчик не рассказал. И это неправильно. Надо бы внести в законодательство пункт, что человек, имеющий собственность за рубежом, не должен баллотироваться на выборные должности. Но этого не будет, потому что законы пишут и принимают те, у кого как раз и есть активы за границей.

– То есть виновата круговая порука элиты?

– Конечно. Ни в одной стране мира элита не работает на интересы общества, она всегда работает на себя. Просто на Западе элита, работая на себя, приносит пользу обществу. А мы так и не выстроили систему, в которой элите было бы выгодно развитие и богатство собственной страны.


Криминальные плоды ветвей власти. Почему экс-министры оказались за решеткой

Подробнее

– Губернаторов, например, уже сажают пачками. Почему это не останавливает других?

– Тут работает совершенно нерациональная логика: каждый чиновник считает, что сажают других, а уж его-то ни за что не тронут. Что он умнее и не попадётся. Поэтому главное – добиваться неотвратимости наказания за коррупцию.

– Но вы же, насколько я понимаю, не предлагаете массово всех сажать. Думаете, можно ограничиться отставками, отстранить от кормушки – и хватит?

– Да, отстранить, но только по-настоящему. Арестованный недавно Ишаев уже много лет не губернатор Хабаровского края, но он до сих пор бог, царь и воинский начальник в своём регионе. Так было при нынешнем губернаторе, так было при предыдущем. Власть – игра командная. Если ты можешь контролировать правящих, тебе не очень важно, правишь ли ты сам. Другое дело, что так умеют далеко не все. Вот Ишаев может, может Тулеев в Кузбассе. Я ещё 2–3 человек найду, и на этом всё. Это та самая элита, власть которой совершенно не определяется формальным статусом.

Подайте олигарху на пропитание. Что стало с бизнесменами из 90-х ?

Главная задача – хапнуть

– Вы справедливо заметили, что власть – игра командная. Но как с такой элитой, которая одной, а то и двумя ногами находится за границей (причём в странах, с которыми у России, мягко говоря, натянутые отношения), можно что-то сделать в стране?

– Вопрос, как развивать страну с такой элитой, которая искренне считает, что её единст­венная задача – как можно больше положить в свой карман общественных ценностей, риторический. Проблема в том, что задача у большинства – хапнуть, а всё остальное вторично. В начальники выбиваются те, кто умеет хорошо создавать «побочный» поток. И это не сейчас началось, не при Путине – да даже при Путине в какой-то степени этого гораздо меньше стало, чем при Ельцине. Это же основная схема 90-х: самый умный человек – тот, кто больше украл. Пилили всё, до чего руки дотянутся. Многих из этих людей уже в элите нет. Где Березовский, Гусинский? Иных уж нет, а те далече… Но правила игры установили именно они. Они сформировали мораль современной российской элиты, в которой тот хороший, кто богаче.

Деньги мешками. Что хранили дома подозреваемые в коррупции?

– Разве не везде в мире такой же принцип?

– Наши элитарии очень плохо приживаются на Западе, потому что там схема более сложная. Там главное – репутация. Сколько бы миллиардов у тебя ни было, если ты потерял репутацию – всё. В России основа репутации – богатство. Если ты стал богат, то никому по большому счёту неинтересно, как ты этого добился.

– Так, может, Запад санкция­ми как раз и научит нашу элиту по-другому относиться к своей стране?

– Запад стреляет не по негодяям, а по экономическим объектам. Честно говоря, после введения санкций я тоже думал, что элитарии хотя бы испугаются. Бесполезно. Они боятся, но всё равно тянутся туда с нашими деньгами.

Источник

Recommended For You

About the Author: Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *