Топливо «в крыло». Как заправляют самолёты в Шереметьево?

В самолёт «Аэрофлота», вылетавший из Москвы в Лондон, была залита 20-миллионная тонна авиатоплива компании «Роснефть Аэро». Борт уже благополучно вернулся в домашний аэропорт Шереметьево, а мы рассказываем о том, как проходила заправка.

Марина Набатникова

/ АиФ

На 42 км под землёй

В зоне вылета терминала D все места ожидания, расположенные у огромных окон, из которых открывается вид на лётное поле, заняты пассажирами. Мы у них, так же, как и самолёты, по ту сторону стекла. Стоим рядом с Airbus A321, к которому подъезжает небольшой жёлтый автомобиль: диспенсер. Это слово в переводе на русский означает устройство, выдающее что-либо в определённых дозах. Но в данном случае дело не только в них.

Водитель и оператор заправочной станции, которой и является эта машина, работают сообща: подключают рукав, через который пойдёт подача топлива в самолёт, прямо к его топливоприёмнику с нижней стороны крыла. Затем разматывают приёмный рукав диспенсера, открывают крышку одного из 188 люков, под которыми находятся раздаточные колонки гидрантной системы топливно-заправочного комплекса «Шереметьево» (дочерней компании «Роснефть Аэро»). Её протяжённость — 17 км, а весь топливопроводный комплекс растянулся под землёй на 42 км. Аналогичных систем в России нет.

Благодаря этим подземным коммуникациям автозаправщики на лётном поле не нужны. Вот оператор опускает приёмный рукав в люк, присоединяя его к гидрантной системе, водитель устанавливает специальный флажок, сигнализирующий, что идёт заправка. И процесс начался. 

Фото: АиФ/ Марина Набатникова

Диспенсер не просто дозирует поступление топлива: в нём установлены дополнительные фильтры, через которые оно проходит в процессе заправки. Безусловно, по пути от завода до аэропорта качество контролируется не раз, в том числе в лаборатории самого ТЗК «Шереметьево», однако фильтры на последнем этапе лишними не бывают. 

Первая небольшая доза керосина сливается в специальную тару. Оператор передаёт её авиатехнику «Аэрофлота», контролирующему заправку. Тот покручивает её, встряхивает: смотрит, нет ли механических примесей. Топливо идеально прозрачное: можно заливать.

Фото: АиФ/ Марина Набатникова

Гидрант вместо топливозаправщика

Заправка длится менее 20 мин, и всё это время оператор стоит у диспенсера, наблюдает за показаниями приборов и время от времени нажимает на выключатель, благодаря которому автоматика понимает: человек контролирует процесс. Если нажатия в течение 30 секунд не будет, заправка остановится.

«В самолёт залито более 14 тыс. литров  авиационного керосина, — подытоживает заместитель генерального директора по производству «ТЗК Шереметьево» Игорь Сорокин. – При заправке через гидрантную систему каждую минуту в крыло поступает около тысячи литров топлива».

Бывают и более основательные заправки. Рекорд установил Boing 777, отправлявшийся в Лос-Анджелес: 160 тонн. 

«На такие дальние рейсы, — поясняет Сорокин, — берут топливо с запасом. К тому же в России оно дешевле и качественнее».

Когда заливают так много, преимущества гидрантной системы особенно ощущаются, ведь здесь нет ограничений в подаче. А если заправляют через топливозаправщик, то, по словам Сорокина, «60 тыс. литров слил — и гони следующий». 

Тем не менее автомобильные  топливозаправщики  в ТЗК «Шереметьево» по-прежнему имеются: они работают в основном на северном перроне аэропорта. 

Фото: АиФ/ Марина Набатникова

400 вылетов в сутки

О преимуществах гидранта рассказал генеральный директор «Роснефть Аэро» Кирилл Молоденков: «Во-первых, объёмы подачи на 20-30% больше. Во-вторых, система обеспечивает прямую поставку топлива от завода в Рязани до аэропорта. А это значит, что выше и безопасность, и качество».

Система централизованной заправки самолётов «Роснефти» в аэропорту Шереметьево не имеет аналогов, она самая протяжённая и разветвлённая в России, позволяет осуществлять непрерывную подачу авиатоплива для заправки воздушных судов любых типов, выполняющих рейсы из терминалов D, E, F и грузового перрона южного терминала.

На этот год у компании заключено соглашение с «Аэрофлотом» о поставках 990 тыс. тонн топлива в аэропорту Шереметьево. В этом авиаузле она оказывает 40% услуг по заправке «в крыло». Ежегодно это более 1 млн тонн. Если переложить на самолётовылеты (есть такой показатель), то их на топливе «РН Аэро» совершается около 150 тыс. в год (более 400 в сутки). И при этом, как заверил Кирилл Молоденков, компания может закрыть потребности Шереметьево в топливе, даже если они возрастут вдвое. 

Свободный полёт: 3 главных «секрета» аэропорта «Шереметьево»

Для сравнения: годовой объём заправки воздушных судов в берлинском аэропорту Шёнефельд составляет 200 тыс. тонн, в другом аэропорту германской столицы, Тегель, – 420 тыс. тонн, а в аэропорту Дюссельдорф – 950 тыс. тонн.   

А всего в 2018 году «Роснефть Аэро» выполнила около 200 тыс. заправок «в крыло», реализовав 2 млн 300 тыс. тонн авиатоплива. Её доля в России сейчас составляет более 30%. Компания работает в 37 аэропортах страны и с развитием региональной авиации планирует расширить своё присутствие.

«Авиационное топливо производят 9 заводов „Роснефти“, — сказал Молоденков. — Благодаря их логистике мы имеем возможность осуществлять поставки практически в любой аэропорт России».

«РН Аэро» заправляет топливо «в крыло» и в международных аэропортах: в Монголии (Улан-Батор) и Грузии (Тбилиси, Кутаиси, Батуми). С этого года «Роснефть» вышла на немецкий рынок авиатопливообеспечения, начав заправки в аэропортах Берлина и Мюнхена. Количество авиакомпаний-партнёров уже перевалило за сотню. 

«Мы готовы работать на всех рынках и с разными партнёрами. Наши подходы к сотрудничеству и условия всегда гибкие», — добавил гендиректор компании.

…Компактный автомобиль-диспенсер выполнил особенную заправку Airbus A321, залив в баки воздушного судна юбилейную — 20-миллионную — тонну керосина. Именно столько «Роснефть Аэро» поставила  клиентам за 10 лет своей работы. Пилоты рейса Москва — Лондон в это время осмотрели борт снаружи и поднялись в кабину. А пассажиры, наглядевшись в окна из зоны посадки, отправились в салон по телескопическому трапу. Ещё немного — и самолёт начнёт руление к взлётно-посадочной полосе.

Кстати

Авиационное топливо проходит через 6 степеней контроля качества и фильтрации на разных этапах своего пути от завода до самолёта. Ключевое звено в системе контроля качества — современная лаборатория. В ней на уникальном оборудовании ежегодно проводят 4 500 операций по контролю качества авиатоплива. Каждый анализ включает себя до 15 испытаний по различным показателям.

Тонкость фильтрации на разных этапах варьируется в диапазоне от 15 до 1 микрона. «Тоньше человеческого волоса!» — восклицают специалисты ТЗК «Шереметьево». 

А генеральный директор «РН Аэро» ответственно заявляет, что внутренние стандарты качества компании выше международных.

Источник

Recommended For You

About the Author: Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *