«Уральские пельмени»: «Нетиевский немного с ума сошел»

Участники шоу «Уральские пельмени» Сергей Исаев и Дмитрий Соколов в интервью АиФ.ru — о новых проектах, слухах о распаде, привязанности к родному Екатеринбургу, судебных тяжбах с Сергем Нетиевским и своем отношении к современному КВН.

Дмитрий Соколов и Сергей Исаев. © /

Коллаж АиФ

Владимир Полупанов, АиФ.ru: — С каким ощущением вы закончили телевизионный сезон?

Исаев: — У нас с СТС заключен трехлетний контракт. Все предпосылки для того, чтобы он продлевался на больший срок, конечно же, есть. «Уральские пельмени» — по-прежнему высокорейтинговое шоу. Это основной эсминец канала, который не только дает долю зрительской аудитории, но и приносит прибыль. Еще один важный повод для радости — в этом году именно шоу «Уральские пельмени» вернуло в Новый год аудиторию канала СТС.   

Соколов: — Да, нормально всё, работаем. Если есть работа, то хорошо, если нет, плохо. В этом телевизионном сезоне было много работы. И что-то новое появляется.

— А что за новые проекты у вас готовятся?

Соколов: — Пишем сценарий кино. Но оно не в этом году будет, а в следующем. Мы некоторые вещи предлагали на СТС, там нам сказали: «Все нормально, ребята». А потом почему-то не взяли. Вячеславу Муругову (генеральный директор «СТС Медиа» — Ред.) показали хороший проект. Он чего-то застеснялся: «Может, это в интернет лучше». Но я знаю точно, что это будет классно. Называется «Стеклянный салат, зеленый автобус». Ещё Серега Ершов предложил один проект, вроде бы СТС взял его. Пока нет факта, чего говорить об этом?

Исаев: — На самом деле у многих участников нашего шоу есть свои параллельные проекты, о которых надо говорить отдельно. Надеюсь, что два проекта шоу «Уральские пельмени» мы увидим на СТС в следующем телевизионном сезоне. Боюсь сглазить, но работу мы ведем и доведем до логического завершения. Хотим снять новогоднюю сказку для детей, полный метр. На наши концерты ходит много юных зрителей. И мы решили сделать что-то специальное для них. Комедии сегодня снимают все кому не лень. А вот детских сказок почти нет. У меня самого два маленьких сына. Хотелось бы, чтобы в новогодние каникулы они смогли сходить и посмотреть на папу в новогоднем смешном образе.

— После того как появился проект Мясникова и Рожкова «Ваши пельмени», многие поклонники заволновались. Не значит ли это, что «Уральские пельмени» распадаются?

Исаев: — Ни о каком распаде речь не идет.  Ребятам стало немного тесно существовать в рамках «Уральских пельменей». Но все равно они плавают в своей шлюпке где-то недалеко от основного корабля. Далеко не отплывают, потому что может унести в открытое море, где не просто легко потеряться, а можно не выжить. «Уральские пельмени» — это единственное шоу, которое имеет авторские права, лицензию и прокатное удостоверение.  

Соколов: — Они попробовали, поездили на гастроли вдвоем. На съёмки мы же все равно вместе ездим.

— Но одного вашего коллегу все-таки унесло в открытое море. Я имею в виду Сергея Нетиевского. У вас по-прежнему продолжаются суды с ним за интеллектуальное имущество и деньги. Чего вам удалось добиться?

Исаев: — Да, один из наших бывших участников не только за пределами видимости зрителей, но и за гранью разумного. Чего хочет человек, очень сложно понять. Хочет ли он что-то этим сказать или доказать? Мы отстояли в судах все то, что по праву принадлежит «Уральским пельменям». Закон на нашей стороне. Мы являемся правообладателями бренда и номеров, которые были нами созданы. Согласно решению суда, Сергей Нетиевский должен нам более 5 миллионов рублей. Наложен арест на его имущество. Но эти судебные решения Нетиевский не исполняет. К чему это может привести, сложно сказать. Пока у нас всё хорошо. Уверен, что и дальше так будет. За нами правда. И коллектив делает всё верно.

В чём обвиняют главного «Уральского пельменя»?

Соколов: — Скажу тебе так: я не сильно обращаю на это внимание. Выигрываем мы больше, чем проигрываем. Мы же с ним встречались несколько раз и предлагали: «Давай уже завершим все эти дела, по нолям разойдемся». Вроде он сказал: «Давайте завершим». А потом посмотрел-посмотрел, он же не только от себя подал иски, а еще от конторы. Он связан с другими ребятами. И ему не так-то просто закрыть все эти дела.

— Как вам кажется, почему он вообще так поступил? Столько лет вы были вместе одной командой. И вдруг в какой-то момент человек на лету переобулся. Какой мотив?

Исаев: — Возможно, он решил, что является капитаном корабля. А это не так. У нас нет ярко выраженного капитана, мы единая команда, которая совместно управляет кораблём. Нетиевский решил, что он продюсер, а значит, выше всех остальных и должен быть богаче.  Но он никогда не был продюсером, а был таким же членом нашей команды, как и все. Мы все вместе взяли кредит в банке и сняли ту самую первую программу, с которой все и началось. Нетиевский переехал в Москву и немного оторвался от коллектива. При этом в творческом плане ничего нового он так и не создал. Является ли человек, который не создал ни одного продукта, продюсером? 

Соколов: — С кем не бывает. Деньги кого угодно введут в искушение. Пришел бы и по-нормальному поговорил, покаялся: «Так и так, ребята». Мы подумали бы: выгонять его или не нет, как дальше жить. Все равно же вышли из одной компашки. Но он не кается. Говорит: «Это мое, это мое». А с какого фига оно твое? Делали все вместе, а тут вдруг твое стало. А документы всякие и я могу нарисовать. С ума немножко сошел человек, чего тут говорить.

Сергей Нетиевский. Фото: www.globallookpress.com

— Сергей, знаю, что вы были на нескольких судебных заседаниях. Вам команда делегировала эти полномочия?

Исаев: — Да, я был несколько раз. Но у нас много судов, много нападений и атак, придуманных Нетиевским. Если мы будем все свое время проводить в судах, не останется времени на работу, не будет возможности проводить время с нашими семьями. У нас есть директор Евгений Орлов, который представляет наши интересы в суде. Он действует от имени нашей команды.

— Вы все по-прежнему живете в Екатеринбурге? Москва, наверно, удобнее с точки зрения логистики. Летать на гастроли из столицы разве не проще?  

Исаев: — Летать, наверное, проще, но жить лучше в Екатеринбурге, который быстро развивается. Мы помним, каким город был 10 лет назад и каким стал. Все наши семьи, друзья, родители находятся в Екатеринбурге. Поэтому и нам очень хочется там оставаться. Это позволяет нам чаще видеться с семьями и родителями, плюс там свой уникальный микроклимат, в котором и создается наше шоу. Пишется оно именно в Екатеринбурге и проверяется на екатеринбургском зрителе. И только потом выносится на широкую публику.   

Соколов: — Ты был когда-нибудь на Урале?

— Каждый год приезжаю к вам на фестиваль «Ночь музыки».

Соколов: — «Ночь музыки» — это хорошо. Но у нас тут такие места красивые за городом. А вообще, где дом, там и хорошо. Здесь у нас родные и друзья. А в Москве чего делать? Ходить и развращаться? В Москве народу много, сделал что-нибудь плохое, и это незаметно. А у нас тут народу поменьше, все на виду. Сделаешь что-нибудь нехорошее, все равно все узнают.

Участники команды «Уральские пельмени» на съемках новогоднего шоу на телеканале СТС «Новый год по-новому!», 2017 г. Фото: РИА Новости/ Екатерина Чеснокова

— Кавээнщики расползлись по разным телеканалам. С возрастом вам сложнее конкурировать с молодежью?

Исаев: — Не расползлись, а рассредоточились по каналам. Каждый занял свою нишу, никто никому не переходит дорогу, все мирно сосуществуют в этом позитивном море. Но нам очень комфортно, уютно в этом море юмора на канале СТС, где мы занимаем свое достойное место. И несем юмор, который отличается от того, что делают молодые кавээнщики на других каналах.   

Соколов: — А с кем конкурировать? Не с кем.

— С тем же Comedy Club, например.

Соколов: — Они нам не конкуренты. Каждый своим делом занимается. Никто никому не мешает. Единственное плохо, что у них чернухи стало много и юмора ниже пояса. Так ты и будешь находиться ниже пояса, ничего нового не выдумаешь. А когда выше пояса, там и небо рядом. Правильно? Жалко тратить талант на чернуху.

— Что позволяет вам столько лет держаться вместе на плаву?

Исаев: — Оставаться на плаву не всегда удается даже в полный штиль. Как в любой семье, которая прожила уже больше 25 лет, есть какие-то споры, но они всегда мирно разрешаются. В процессе споров рождаются новые номера. Над программой трудится 5 авторских групп, одну из которых возглавляет, кстати, Дмитрий Соколов. У каждой группы свое направление, свой вектор юмора. Поэтому это очень разные номера, которые отличаются друг от друга.

Соколов: — Мы сами пишем и ребят приглашаем. У нас 5 авторских групп. В каждой группе есть кто-то из наших (в некоторых даже по 3 человека), мы контролируем, подсказываем, задаем темы. Важно, что мы не отдали все другим авторам, а сами тоже принимаем участие, не теряем сноровки.

После игры. Как сложились судьбы вчерашних звезд КВН?

— Вы обо всем уже рассказали, посмеялись надо всем. Сложнее становится придумывать номера? Или, наоборот, рука набита?

Соколов: — Бывает так, что очень тяжело написать концерт. А бывает, что все как по маслу. По-разному. У нас много талантливых молодых ребят в Екатеринбурге, они тоже потихоньку подтягиваются.

— Смотрите ли вы сейчас КВН? Он вам интересен? Много разговоров о том, что КВН сегодня не такой смешной и острый.

Исаев: — КВН остался на прежнем высоком уровне. Просто бывают смены поколений. Кавээнщики старого поколения всегда говорят: «А вот в наше время…» Я смотрю старые выпуски КВН, когда мы только начинали, и мне кажется, что там все очень медленно и нединамично. КВН, как и телевидение в целом, развивается, становится более современным. КВН — самый концентрированный юмористический продукт, концентрация шуток на единицу времени там самая плотная. Не всем командам удается быть смешными. Мы сами три сезона в КВН бултыхались туда-сюда. Наши первые номера не очень удачные и не очень смешные. И лишь к 1998 году нам удалось раскрутить наш юмористический маховик. Но КВН был, есть и будет моей самой любимой юмористической передачей. Кстати, 3 сентября в Екатеринбурге пройдет «встреча выпускников», в которой примут участие «Уральские пельмени», сборная Пятигорска, команда Камызякского края. 

Соколов: — Да все в порядке с КВН. Есть там хорошие команды. Хотелось бы побольше нестандартно мыслящих ребят, которые не просто пляшут и чужие слова произносят, а сами выдумывают что-то нестандартное.

— Над чем стало сложно шутить в последнее время?

Соколов: — О правительстве и президенте. Пожёстче стало. Нам говорят иногда: «Может, это убрать лучше или помягче сделать?»

Исаев: — Это как с анекдотами: есть такие, которые можно рассказать лишь в узком кругу, но не выносить это на широкую аудиторию. Есть определенное отношение к религии, например. Конечно, мы стараемся на такие темы не шутить, потому что понимаем, что можем кого-то обидеть. Наши номера — это позиция коллектива, пусть и в юмористическом поле.        

Источник

Recommended For You

About the Author: Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *